Тонкая красная линия…

Исход поединка был предрешен. Букмекеры лишь гадали, какую тактику — жесткую или выжидательную — изберет каждый из соперников. Человек-машина с труднопроизносимым для западных комментаторов именем Владимирвладимировичпутин досрочно завершил схватку с Обамой, выиграв квалификационное состязание. Его ждут чемпионаты мира, а Обама удаляется шаркающей походкой… победителя. Именно Обама, а не Путин, победил по очкам на ринге 70-й сессии Генассамблеи ООН. И это плохой знак для ликующей России.

Как известно, Обама — боксер «шумного», атакующего стиля. Жилистый и самоуверенный, демонстрирует наступательную форму ведения боя, навязывает инициативу, любит обманные финты, предпочитает ближнюю дистанцию, во время трудных для себя эпизодов боя активно «играет на публику».

Путин — выносливый, сдержанный, мгновенно разгадывает намерения соперника и использует его ошибки, действует на контратаках, обладает сильным акцентированным ударом, бой ведет на дальних и средних дистанциях.

С первых минут поединка на ринге 70-й ассамблеи, обрамленном зеленым мрамором, Обама наседал и пружинился. Всем своим видом выказывал уверенность в положительном для себя исходе и хорошую спортивную форму — читал не по бумажке, а проговаривал наизусть, интонируя на публику. Впрочем, придирчивый зритель отмечал сипловатый басок «лидера ринга», угрюмый взгляд, заученность движений и предсказуемость поведения. Бой начался с серии его джебов, испытывающих на прочность ООН. Год назад Обама действовал совершенно так же.

Нащупывал слабые места (ООН никуда не годится, ООН не в состоянии контролировать соблюдение элементарных норм международного права).
Заманивал и усыплял внимание (США отказываются от непрерывных военных действий; США будут уважать личную информацию; США лишены влияния в мире; «Американская империя» — жупел).

Запугивал (миру грозит опасность, если США отойдут в сторону; «вакуум лидерства» не готова заполнить ни одна другая страна).
Переходил к внезапной серии контратак (самоустранение США было бы ошибочным; США — исключительная страна, проливающая кровь за всеобщие интересы; авторитарные режимы ответили на мирные демонстрации протеста репрессиями и массовыми убийствами; нужно произвести удар по режимам).

Нокаутировал (США готовы использовать все элементы влияния, включая военную силу; США ответят на внешнюю агрессию против союзников и партнеров; США обеспечат свободное поступление энергоресурсов из региона в страны мира; США разрушат террористические сети; США перейдут к прямым действиям, если потребуется защитить США).

Бой этого года строился по такому же сценарию на фоне предшествующих ему дискуссий о том, что ООН не справляется и пора уступить место более эффективным глобальным механизмам.

Но на этот раз Обама (сказывается закат спортивной карьеры) нервничал, делал резкие движения и натворил множество ошибок: здесь споткнулся, там поскользнулся. И вообще, слишком часто висел на канатах, позволяя сопернику подобраться вплотную. Откровенно враждебно прошелся серией ударов ниже пояса по «растущему Китаю и поднимающейся России». Дал понять финтом, что «США обладают могущественными вооруженными силами и не заставят своих союзников и друзей ждать защиты, даже если это потребует применения силы в одностороннем порядке». Лицемерно объяснял рефери, что «США не могут стоять в стороне, когда суверенитет и территориальная целостность страны подвергается вопиющему нарушению». Высокомерно поворачивался спиной к противнику и выкрикивал публике: «Вот посмотрите результаты, народ Украины сейчас больше всего заинтересован в том, чтобы присоединиться к Европе, а не к России».

Спортивные комментаторы отметили явное превосходство его соперника, который ответил на джебы перекрестным ударом: «Организация Объединенных Наций — структура, которой нет равных по легитимности, представительности и универсальности» и тут же перешел в контратаку: «Мы все знаем, что после окончания „холодной войны“ в мире возник единственный центр доминирования. И тогда у тех, кто оказался на вершине этой пирамиды, возник соблазн думать, что если они такие сильные и исключительные, то лучше всех знают что делать…».

Вдруг, уже почти выигрывая по очкам, Владимирвладимировичпутин вошел в затяжной клинч, вызвавший непонимание у части публики.

«Всем нам не стоит забывать опыт прошлого. Мы, например, помним и примеры из истории Советского Союза. Экспорт социальных экспериментов, попытки подстегнуть перемены в тех или иных странах, исходя из своих идеологических установок, часто приводили к трагическим последствиям, приводили не к прогрессу, а к деградации. Однако, похоже, никто не учится на чужих ошибках, а только повторяет их. И экспорт теперь уже так называемых „демократических“ революций продолжается».

Почуяв слабое место противника, Обама как будто послал ему вдогонку еще один удар: «Я считаю, что капитализм был величайшим творцом богатства и возможностей, когда-либо известным миру. Но мы также знаем, что процветание по-прежнему недоступно для многих, живущих и в городах, и в деревнях по всему миру. Его Святейшество Франциск напоминает нам, что мы сильнее, когда ценим малых сих, и видим их равными среди равных».

Дальнейшее развитие боя, избиение Обамы и его поражение в финале уже ничего не могли добавить к этому акцентированному удару: «Капитализм был величайшим творцом богатства и возможностей, когда-либо известным миру».

Путин сник. Это действительно было его слабое место, ахиллесова пята, и Обама знал это. Знал это и весь тренерский штаб Обамы, его сторонники на Западе и члены Обама-фан-клубов всего капиталистического мира: не Вашингтон поддался русскому социализму, а Москва пытается играть по правилам капитализма. Поэтому Вашингтон — ведущий, Москва — ведомая.

Это очень простое правило.

И как бы американизирующаяся Россия не пыталась его оспаривать, все получается неубедительно, ханжески.

В самом деле, не лицемерие ли по делу поругивать американских капиталистов-империалистов, западную буржуазность, и обижаться на отказ в приеме в ЕС и НАТО. Не лицемерие справедливо указывать на моральное разложение западного капиталистического общества, и тут же усиленно подражать ему, громогласно и публично приглашая в Крым совсем не детей беженцев и обездоленных всего мира, а «селебритиз» и «богатых знаменитостей». Кстати, слово «селебритиз» так и вошло в современный великий и могучий в виде кальки, став общеупотребительным медиа-определением.

Не лицемерие копировать американский «хаммер» и вообще западный автопром, делая «свою» ладу-весту, неотличимую от стандартных евроавтомобилей. Не лицемерие присылать сверху, из Москвы в Новороссию, скользких личностей-чиновников, делая вид, будто не совсем ясен не только пророссийский, но подлинно народный, социалистический характер восстания на Донбассе.

США вместе с Европой давно и окончательно увязли в чужой крови и собственной грязи. Но не случайно ли господин Путин — или мистер Путин? — ласково называет этих акул «нашими западными коллегами»? Простой дипломатический этикет, вежливость политика — или все-таки умильное желание пожурить за недальновидность и нежелание разглядеть в России не врага, и даже не союзника-партнера, а — брата. Капиталистического брата, изгнанного в 1917 году из дружной капиталистической семьи, но страстно стремящегося репатриироваться на историческую родину.

Это так. Лицо Путина всегда становится немного настороженным, когда в публичных выступлениях он упоминает Советский Союз. И касается исключительно его политических, военных, научно-технических успехов, будто спотыкаясь на следующей ступеньке признания причин этих успехов — советского строя.

Тонкая красная линия.

Кремль никогда не переступит ее. Сделать шаг за черту — признать, что Россия и Запад не совсем одно и то же. Не делать этого шага — кривить душой в надежде, что толстые западные кошельки когда-нибудь забудут, что призрак бродит по Европе, прижился лишь в России, и пустил благотворные корни, которые обязательно дадут новые всходы.

Не забудут. Обама неслучайно произнес эту ключевую фразу своего выступления (хотя всем почему-то запомнилась лишь сакраментальная реплика Путина про «вы понимаете, чего вы натворили?»): «Капитализм был величайшим творцом богатства и возможностей, когда-либо известным миру».
Этой фразой исполнительный директор крупнейшего синдиката мира поставил Россию на место, как зарвавшуюся выскочку, лишь жалкую подражательницу, а не создательницу «исконных ценностей». Ведь до 1917 года Россия была преимущественно аграрной страной, а заводчики приезжали «оттуда».

Разумеется, это финт, воскликнут сторонники Путина и его внутреннего курса (внешний — справедлив и нареканий не вызывает). Россия — такая же капиталистическая держава, что и США. Прекрасно! Прекрасно? Ужасно. Любопытная оговорка прозвучала в Крыму, когда оттуда приглашали в гости на поселение богачей всего мира: Крым станет русским Беверли-Хиллз. И таких оговорок много. Не слишком ли много? Когда Путин резонно упрекает Обаму в стремлении сохранить временную однополярность мира — это борьба за настоящую русскую идентичность или всего лишь требование руководителя восставших «хижин» своего места во «дворцах»? Невозможно не видеть в США действительного тирана планеты. Невозможно не предвидеть в России и других капиталистических государствах таких же тиранов, требующих своего законного места и признания.
В этом вся причина конфликта.

Россия хочет признания, внутреннего и внешнего. Но «внутри» все помнят, и всегда будут помнить, о коллективно созданных материальных ресурсах страны в советский период, разграбленных, несправедливо поделенных с 1991 года. А «снаружи» все помнят, и всегда будут помнить, что скороспелые русские буржуа — дети и внуки вчерашних «большевиков», «варваров», фанатиков, 70 лет не на жизнь, а на смерть защищавших право свое и других на справедливость. Не лживую справедливость речи Обамы с фальшивыми сожалительными нотками о «недоступном процветании и равных среди равных» из премудростей его святейшества Франциска — лидера другого синдиката, финансово-религиозного.

Настоящую.

Капитал, построенный на ворованном народном добре бывшего СССР, не даст новым русским покоя по ночам, респектабельности и статусности на Западе, к которой они так стремятся всей душой. А значит, политика Путина — бессмысленна. Ведь он — такой же новый русский. И вся его команда, окружение, все люди, которых сейчас по делу и не очень принято называть элитой России. А кто они? Да просто «успешные», делающие карьеру на хорошем старте, как делает ее и Путин. Буржуазная Россия хочет делать карьеру на Западе и быть этим Западом, только и всего.

Законное желание, приемлемая цель, если не замечать ужасающей деградации. Людям в 18 лет теперь просто трудно иметь мысль и высказать ее.

Хоть какую-нибудь.

Нет, не все потеряно. Подрастают и другие парни и девушки, не знавшие Союза, но изучающие новейшую историю, думающие и анализирующие. Они выбирают СССР и вступают в комсомол, понимая тщетность борьбы, но, тем не менее — принципиально.

Это не экзотические отклонения от основного «здорового» курса страны, это природа былинно-русского характера, не позволяющего притеснять слабого, неспешного в расправе, щедрого в дележе, созерцательно философствующего по-толстовски и горящего свободой, равенством, братством по-декабристски.

Россия не споткнулась о 1917 год, она всю историю шла к нему. Ностальгия по СССР — это гораздо больше, чем шампанское, оливье, «Ирония судьбы». Начальный советский социализм был не без греха, но только русские так истово каялись перед собой за все советские грехи. В Германии и всей Европе был фашизм, но это не стало поводом к стиранию с лица земли зараженных европейских государств. За что уничтожен СССР?

Настоящего расцвета Россия достигнет не при Путине. Как и настоящего международного признания. Для этого требуется больше, чем просто эффективное отстаивание интересов своих и союзников, ведь это делают все, и США тоже.

Если в 1917-м Россию всего лишь сбили с естественного пути ее развития, тогда, может, и крепостное право не стоило отменять — что естественно, то не безобразно. Революция 1917 года, по крайней мере, дала России освобождение труда и привлекательную, действенную идею, которая обратила на нее благосклонные взоры всего подлинно демократического мира. Теперь у России такой объединяющей планетарной идеи нет. Она будет проигрывать Западу, всякий раз пытаясь одолеть соперника его собственным оружием на его собственной территории.

Осознать это придется и Путину.

«фрАза» может не разделять мнение автора, но уважает его право выражать свои взгляды на жизнь