«Судебная реформа»: хаос

Насколько изменения в судебной системе соответствуют актуальным потребностям.

Об объективных и субъективных мотивах. Всегда есть объективные и субъективные причины создания судов. Объективные — это необходимость развития судебной системы и соответствующей конструкции судов. Последняя может быть разной: единой или разделенной на области, как преимущественно практикуется в Европе. Впрочем, в конструкции может быть и так называемое вкусовое. Инициатива создания в Украине Антикоррупционного суда — это, похоже, именно такое. Просто так кому-то захотелось.

Где судить. Когда подготовлена качественная доказательная база, любой нормальный судья (я надеюсь, что в ближайшее время у нас появятся нормальные судьи) вынесет законное решение. Если мы уже переформатируем судейские кадры, пусть они и рассматривают такие коррупционные дела. Можно сделать, например, чтобы это происходило только в Киеве. По французскому законодательству, скажем, определенная категория дел рассматривается только парижским судом Асиз (народных заседателей. — Ред.). Не в Лионе или Марселе, а в Париже. Это не какой-то специальный суд, а обычный, которому дается дополнительная функция для определенной категории дел, возникших в любой части Франции.

Если есть проблема с санкциями на прослушивание или засекречивание, можно выделить два суда в Киеве, уполномочить двух-трех следственных судей, проверить их через СБУ до десятого колена и дать им такое право. Какая разница: будет именоваться он судьей Антикоррупционного суда или Печерского, Шевченковского или Голосеевского? Когда в 1991 году вводили гражданский контроль над органами, которые занимаются техническими мерами наблюдения, то есть установлением специальной аппаратуры для съемки, прослушивания и т.п., как делали когда-то КГБ и МВД — тайно и через подпись какого-то мелкого руководителя, тогда уполномочили давать на это санкции только одному должностному лицу — генеральному прокурору, то есть мне (Виктор Шишкин был первым генпрокурором независимой Украины (с 4 сентября 1991 года по 21 октября 1993-го. — Ред.). Сказали, что остальным не очень доверяют. Я был тогда вообще один на все государство. Поэтому если сегодня для выполнения этой функции выделят 5-6 следственных судей в пределах Киева и под их контролем будет вся документация, связанная с санкционированием прослушивания и засекречивания, то зачем создавать Антикоррупционный суд, я никак не пойму.