«Оружие — твое право»: мировая традиция

Фото:

А также манипуляции и практический опыт владения оружием в Украине и мире.

В истории человечества оружие всегда имело сакральное значение, было признаком полноправия и отличала свободных людей от рабов. Так, в частности, в скифском обществе оружия не имели только рабы. Они им просто не могли владеть, потому что их ослепляли (согласно записям Геродота).

Наличие оружия была признаком полноценности человека, о чем свидетельствует письмо скифского философа Анахарсиса одному из сыновей греческих царей: "У тебя флейты и полный кошелек, у меня — стрелы и лук. Поэтому ты — раб, а я — свободный. У тебя много врагов, а у меня их нет вообще. Если ты хочешь выбросить деньги, взяться за лук и колчан и жить вместе со скифами, то и у тебя появятся все наши блага».

Ношение оружия было повседневной нормой для скифов и Анахарсис удивлялся в дискуссии с Солоном, что в Афинах не носили оружие, сам же даже в Афинах носил на поясе скифский меч.

У скифов культ оружия был даже религиозным культом, ибо меч олицетворял собой Бога Войны, на оружии осуществлялись клятвы. Имя Бога Ареса было священным, поэтому в апеллировании к нему в повседневной жизни использовалось название его физического проявления — меч.

Например, спору между скифом Токсарисом и греком Мнесипом о том, какой народ более смелый — скифский или греческий, Токсарис клянется: «Клянусь Ветром и Акинаком, скифским мечом, я ничего тебе не расскажу, Мнесип, ложного о скифских друзьях».

Когда же Мнесип не воспринимает этой клятвы, как Божественной, Токсарис объясняет: «Что ты говоришь? Ты думаешь, что Ветер и Акинак — это не боги? Неужели ты не знаешь, что для человека нет ничего важнее жизни и смерти? Мы же, каждый раз как клянемся Ветром и Мечом, клянемся Ветром как виновником жизни, мечом — потому что он приносит смерть».

Весьма показательно владение оружием как признак свободного полноправного гражданина выражалось в античном мире. Например, в Спарте, с введением реформ Ликурга Спартанского, возможность владеть оружием принадлежала исключительно свободному населению. К таковым относились спартиаты, то есть полноправные граждане, единственным ремеслом которых была война и военная подготовка, а также периэки, то есть жители периферийных бесплодных горных районов, которые обладали имущественными правами, преимущественно занимались торговлей и ремеслом, однако были лишены политических прав. Более того, спартиаты — спартанцы — должны были постоянно носить с собой оружие и приучались даже спать с ним. В то же время, был установлен прямой и категорический запрет на владение оружием илотами — местным населением, которое было подчинено спартиатам и фактически имело статус рабов.

В тему: Люди с ружьями: каждый пятый трудоспособный украинец уже вооружен

Право на ношение оружия (и корреспондирующая ему обязанность защищать родину с оружием в руках) были одними из определяющих признаков гражданина Афин. Так, граждане обязаны были обеспечивать себя оружием соответственно своему имущественному положению и участвовать в войнах. Аналогичные нормы определяли и статус свободного населения Рима.

Примером права на ношение оружия как признаком высшего благородного сословия была средневековая Германия. Так, постановление Фридриха I от 1156 года (Constitutio de Pace tenenda) запрещало крестьянам носить копье и меч, даже купец не смел опоясываться мечом, а должен был привязывать его к седлу. Другое постановление Фридриха I (Constitutio contra incendiarios, 1187 — 88 лет) запрещало сыновьям священников, диаконов и крестьян опоясываться мечом по рыцарскому обычаю. Привилегия ходить с оружием принадлежала рыцарям — военному благородному состоянию.

Более того, оружие играло и значительную символическую роль в становлении и жизни рыцаря. Так, еще во времена Тацита вручение оружия молодому германцу в присутствии народного собрания означало признание его совершеннолетним; оружие вручал кто-нибудь из вождей племени, или отец, или родственник юноши. Карл I Великий в 791 г. торжественно опоясал мечом своего 13-летнего сына Людовика, a Людовик — своего 15-летнего сына Карла. Этот германский обычай лег в основу средневекового посвящения в рыцари, как в члены военного сословия. Торжественное освящение меча, золотой шпоры и известный удар мечом по плечу стали признаком принятия воина в рыцарский орден.

В случае же лишения рыцарского звания, с рыцаря в полном облачении во время церемонии снимали любую часть рыцарских доспехов (снимали не только оружие, но и, например, шпоры, которые были атрибутом рыцарской достоинства), а после исполнения приговора (например, казни), геральды во весь голос объявляли детей (или других наследников) «подлыми (дословно — виланами, фр. Vilain), лишенными чинов, не имеющими права носить оружие и появляться и участвовать в играх и турнирах, при дворе и на королевских собраниях, под страхом быть раздетыми догола и битыми розгами, подобно виланам и рожденным от неблагородного отца».

Впрочем, в 1181 году в Англии Генрихом Вторым был издан асиз (указ — А) об оружии, который обязывал всех свободных жителей иметь оружие, которое бы соответствовало их достатку, и по приказу короля являться в ополчение. Ополчение этих свободных людей в нужном случае приходило под командование шерифа. Предпосылкой для такой реформы стало осознание необходимости усиления обороноспособности страны, поскольку Шотландия, с которой накануне Англия вела войну, начала сближение с Францией Филиппа II Августа в тесном антианглийском союзе. Кроме того, такая военная реформа была обусловлена потребностью в централизации армии под началом короля, а не баронов.

Обязательным признаком украинского рыцарства — казаков — также было наличие личного оружия. Сабля даже считалась символом казачества, которую казаки ласково называли «шаблею-сестрицею» или «ненькою рідненькою».

В частности, исследователь запорожского казачества Владимир Голобуцкий отмечает, что будучи членом запорожского общества, казак обязывался отбывать «по очереди» военную службу. Одна часть казаков отбывала службу в сечевом укреплении, другая — выполняла обязанности стражи в степи, на службе в военной флотилии, артиллерии и тому подобное. Казак должен был появиться на службу по первому приказу куренного атамана с собственным оружием, доспехами, одеждой и продуктами.

Кроме сабель и копий, пользовались казаки и огнестрельным оружием. На вооружении находились пушки, ружья и короткоствольное оружие того времени — пистоли. Встречаются упоминания о том, что запорожцы, как правило, носили за поясом по два пистоля и еще два пистоля — в кобурах на седле. Такое количество пистолей свидетельствовало о высоком уровне огневой силы как отдельного казака, так и казацкого войска в целом.

Со временем, возможность владения оружием трансформировалась из привилегии в общее право. Даже в Российской империи оружием могло владеть все население. Так, доктор юридических наук, профессор, известный российский писатель Данил Корецкий пишет:

«… До 1917 года подданные Российской империи пользовались правом на приобретение и хранение огнестрельного оружия (пистолетов и револьверов) в целях самообороны, а также для охоты и занятия спортом. Психически здоровым и правопослушным гражданам разрешение на приобретение оружия выдавал генерал-губернатор, губернатор или градоначальник … При этом цены были совсем доступны для «простых людей»: шомпольный пистолет «Оборона» стоил 3,5 рубля, револьверы «Велодог» — от 12 до 20 , а браунинг — 25 рублей при минимальной месячной заработной плате 16-20 рублей … Детям и подросткам дарили маломощные ружья «Монте-Кристо» с мягкими пулями, которые продавались без специального разрешения. Если приобреталось что-то более серьезное, брали разрешение в полиции или у власти».

В тему: Империя и оружие. В царской России “стволов” в продаже не боялись

Однако, после октябрьского переворота большевики сразу начали изымать оружие, а к тем, кто ее скрывал, применяли суровое наказание (в первые годы советской власти — вплоть до “высшей меры социальной защиты” — расстрела). Это было понятно, поскольку во все периоды существования советской власти партийная большевистская элита боялась народных волнений, которые могли бы сбросить их власть.

Как и во всем остальном, в Советском Союзе и в вопросах с оружием существовала дифференциация — правом иметь оружие были наделены партийные и советские руководители соответствующих уровней (начиная с районного). К сожалению, фактически, эта традиция имеет место до сих пор, поскольку в Украине, при отсутствии закона об оружии, существует целая каста чиновников, которые были награждены огнестрельным нарезным оружием фактически любых видов.

В тему: Традиции жлобья. Кому и за что силовые министры раздают наградное оружие

Так же право получить устройство отечественного производства для отстрела патронов, снаряженных резиновыми или аналогичными по своим свойствам метательными снарядами несмертельного действия (так полностью звучит название травматического оружия в нормативных актах) имеет лишь ограниченный круг лиц — работники судов, правоохранительных органов, их близкие родственники, лица, участвующие в уголовном судопроизводстве, народные депутаты, члены общественных формирований по охране общественного порядка и государственной границы, военнослужащие (кроме военнослужащих срочной службы), государственные служащие отдельных категорий и рангов, а также журналисты.

Почему термин «легализация» некорректен в Украине? А потому, что легализация предусматривает узаконивание чего-то. С другой стороны, в Украине де-юре установлен свободный оборот оружия. Проверим.

Так, Конституция Украины предусматривает, что «право частной собственности приобретается в порядке, определенном законом» (статья 41). И «исключительно законами Украины определяются правовой режим собственности» (п. 7 ст. 92).

Более того, такие же нормы находят свое подтверждение в Гражданском кодексе. В частности, статья 178, которая регулирует оборотоспособность объектов гражданских прав, отмечает, что «объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке правопреемства или наследования или иным образом, если они не изъяты из гражданского оборота, или не ограничены в обороте, или не являются неотъемлемыми от физического или юридического лица».

Виды объектов гражданских прав, нахождение которых в гражданском обороте не допускается (объекты, изъятые из гражданского оборота), должны быть прямо установлены в законе.

Виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в гражданском обороте допускается по специальному разрешению (объекты, ограниченно оборотоспособные), устанавливаются законом.»

Однако,закон, который бы устанавливал соответствующее ограничение, пока нет.

Теперь же все отношения регулируются Инструкцией о порядке изготовления, приобретения, хранения, учета, перевозки и использования огнестрельного, пневматического, холодного и охолощенного оружия, устройств отечественного производства для отстрела патронов, снаряженных резиновыми или аналогичными по своим свойствам метательными снарядами несмертельного действия, и патронов к них, а также боеприпасов к оружию, основных частей оружия и взрывчатых материалов, утвержденной Приказом МВД №622 от 21.08.98. Правда, правовой статус у Инструкции пока сомнителен. Почему? Ответ можем найти в теории права. Дело в том, что подзаконные нормативно-правовые акты принимаются на основе законов, что и составляет их высшую юридическую силу.

Так вот, вышеуказанная Инструкция, как это указано в тексте Приказа МВД № 622, принята на основании следующих нормативных актов:

  • Закона Украины «О милиции»;

  • постановления Кабинета Министров Украины от 12 октября 1992 N 576 «Об утверждении Положения о разрешительной системе»;

  • Положения о Министерстве внутренних дел Украины, утвержденного Указом Президента Украины от 06.04.2011 N 383;

  • Постановления Верховной Рады Украины от 17 июня 1992 «О праве собственности на отдельные виды имущества».

Однако, сейчас все приведенные правовые основания для существования такого документа как Приказ МВД № 622 «Об утверждении Инструкции по изготовлению, приобретению, хранению, учету, перевозке и использованию …» отсутствуют.

  • Закон «О милиции» утратил силу 02.07.2015 в связи с принятием Закона Украины «О Национальной полиции Украины»;

  • Постановление КМУ №576 является недействительным в силу положений ст. 57 Конституции (часть 3 прямо указывает, что Законы и другие нормативно-правовые акты, определяющие права и обязанности граждан, не доведенные до сведения населения в порядке, установленном законом, являются недействительными.), Поскольку Постановление так и не было напечатано, что подтвердил секретариат КМУ в своем письме;

  • Положение об МВД, утвержденное Указом Президента от 06.04.2011 (с узурпированными полномочиями, после изменения Конституции в интересах прошлого режима. Действующая же Конституция не предусматривает возможности Президента утверждать соответствующий документ) — недействительное, поскольку сейчас действует Положение, утвержденное Постановлением КМУ № 878 от 28.10.2015;

  • Постановление ВРУ «О праве собственности на отдельные виды имущества» было принято на основании ст. 13, 28, 45 Закона УССР «О собственности», который позволял иметь в собственности любое имущество, предусматривал установление специального порядка приобретения отдельных видов имущества, а также перечень имущества, которое было запрещено приобретать в собственность гражданам. Однако, он предшествовал принятию Гражданского кодекса и утратил силу 27.04.2007.

То есть, пока существует один приказ МВД, который де-юре продолжает действие, хотя де-факто ни один из нормативно-правовых актов, на который он опирается, больше не действует. Это ставит под сомнение его легитимность в целом. Как видим, вопрос оборота оружия в Украине действительно держится исключительно на традиции, причем отрицательной.

К сожалению, аналогично урегулирован и вопрос ответственности. В соответствии со статьей 263 УК Украины «Незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами», предусматривается ответственность за ношение, хранение, приобретение, передачу или сбыт огнестрельного оружия (кроме гладкоствольного охотничьего), боевых припасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также аналогичные действия в отношении холодного оружия (за исключением его хранения) без предусмотренного законом разрешения.

То есть, непосредственно в диспозиции вышеупомянутой статьи предусмотрено, что должен быть нарушен закон, регламентирующий предоставление разрешения. Однако, в Украине такого закона до сих пор нет. Этим, кстати, нарушается и один из основополагающих принципов уголовного права «nulle poene sine lege», то есть «нет наказания без закона».

Трагедия такого регулирования заключается в том, что в Украине только за период с 2007 до 2016 года по статье 263 УК Украины было осуждено 52 011 человек, а оправдано — лишь 33. Более того, поверхностный анализ позволяет сделать вывод, что большинство обвинительных приговоров после 2012 года выносились именно на основании соглашения о признании вины. На практике это выглядит так: следователь и прокурор запугивают обвиняемого, давят на него “на признание вины”, поскольку это позволяет уменьшить наказание. Впрочем, как мы уже говорили, не может быть наказания без соответствующего закона.

Впрочем, у украинских судей начинает появляться понимание действующего законодательства. Сейчас уже имеют место многочисленные судебные решения, что является прецедентом торжества закона над неправомерной традицией. Прецедентом надлома старой, постсоветской системы. А неоднозначность судебной практики показывает наличие исключительно правовой проблемы. И поставить точку в ней должна Большая палата Верховного суда Украины, которая пока упорно игнорирует этот факт.

Поэтому впереди еще очень много работы по осознанию норм законодательства правоохранительными и судебными органами в целом. А также соответствующей законотворческой работы парламента, который уже четвертый год сопротивляется принятию законопроекта 1135-1 «О гражданской оружие и боеприпасы». Поэтому, хотя с точки зрения закона, оружие находится в свободном обращении, на самом деле его ношение может вызвать ряд проблем для владельца и непосредственное знакомство с украинским правосудием.

Огромное влияние на формирование отношения к оружию имеют различные мифы и манипуляции. Да, они начинаются еще с терминологии. Мы уже говорили, что некорректно говорить «легализация оружия», поскольку де-юре оборот оружия в Украине свободный. С другой стороны, говоря о легализации оружия, усматривается картина тотального запрета оружия в целом. Это не так. Уже упоминавшейся Инструкцией, утвержденной приказом МВД №622, все же предусматривается процедура предоставления разрешения на гладкоствольное или нарезное охотничье оружие. Поэтому, легализовать нужно только оружие для самообороны — нарезное короткоствольное.

Одной из ключевых манипуляций является также непосредственно фраза «свободный оборот оружия». Воображение рядового хоплофоба сразу рисует картину продажи оружия в продуктовых магазинах, без какого-либо учета, что влечет неистовый всплеск преступности, реки крови на улицах … Словом, описывать можно долго.

Впрочем, среди сторонников права на вооруженную самозащиту выступают именно за «ответственный оборот оружия», что является принципиально иным. Так, разрешение на оружие будут получать только психически здоровые граждане, без нарко- или алкозависимости, которые прошли соответствующее обучение. Более того, оружие регистрируется в пулегильзотеке, что фактически исключает возможность использования такого оружия для совершения преступлений. «Ответственный оборот оружия» предусматривает не только право на самозащиту, но и упорядочение общественных отношений, которые складываются в отношении владения оружием, в общем. А это развитие оружейной отрасли в Украине, возможность трудоустройства для участников российско-украинской войны в роли инструкторов и другие преимущества. Так, изменение всего лишь одного слова существенно может повлиять на восприятие и поддержку оружия.

В тему: Достать из схрона

Далее, в обществе культивируется миф о какомй-то особом менталитете украинцев. Мол, здесь не Запад, там культура иная, а нам нельзя давать оружие в руки, потому что перестреляем друг друга, все споры будут решаться с помощью оружия, а каждое застолье превращаться в дуэль.

Не знаю, откуда берется такой комплекс неполноценности. Культура обращения с оружием у украинцев находится на высоком уровне, достаточно всего лишь посетить какие-нибудь профильные массовые мероприятия владельцев оружия. Если же кто-то все еще сомневается в полноценности своего народа, обратимся к опыту соседней Молдовы. Молдова легализовала огнестрельное оружие в 1994 году — между гражданской войной 1992-го и революцией 2009-го. Молдова занимает второе место в мире по потреблению алкоголя на душу населения (согласно официальной статистике ВОЗ за 2017 год, еще 5 лет назад она лидировала). Как видим, условия довольно экстремальные для того, чтобы преступления с использованием оружия были на каждом шагу.

Но статистика говорит нам о другом. С принятием закона об оружии уровень преступности в Молдове резко снизился. Так, официальная статистика говорит, что количество убийств и телесных повреждений упало примерно вдвое (с 413 в 2000-м до 189 в 2016-м и с 447 в 2000-м до 250 в 2016-м годах соответственно). Вместе с тем, это коснулось и других преступлений. Так, количество краж упало с 21 345 до 16 238, а грабежей и разбоев — с 2932 до 1 210.

Аналогичный опыт показывает нам и страны Прибалтики. По данным Евростата, с 2003 по 2015 год количество убийств, грабежей, телесных повреждений и изнасилований демонстрирует тенденцию к сокращению.

Относительно поддержки права украинцев на вооруженную самозащиту. Всем известно, что в 2015 году Президент заявил, что «только 11% украинцев поддерживают свободное владение оружием, 82% — против этого».

Согласно исследованиям социологической группы «Рейтинг» летом прошлого года, инициативу легализации покупки огнестрельного оружия поддерживают 18% опрошенных, 77% — не поддерживают, 5% — не определились.

Впрочем, в самих формулировках мы видим манипуляции и неточности. Более релевантным является прошлогодний опрос Киевского международного института социологии. На вопрос относительно разрешения скрыто носить огнестрельное оружие для самозащиты на улице 24% ответили, что в той или иной степени поддерживают такой шаг, а 64% выступили против. Почти в таких же пропорциях респонденты ответили на вопрос, приобрели бы они оружие для самозащиты на улицах: 27% ответили утвердительно и 66% сказали «нет». Как видим, с изменением формулировки вопроса, ответы граждан также довольно заметно меняются.

Напоследок, еще немного мировой статистики о владении оружием. Так, доктор юридических наук, ст. н. сотр. Национальной юридической библиотеки Национальной библиотеки Украины им. Вернадского Елена Бусол приводит следующее:

В Голландии оружие есть в 1,9% «хозяйств» — в 14 раз меньше, чем в Швейцарии. Однако количество убийств — 11,8 на 1 млн жителей — можно сравнить с таким же показателем для Швейцарии — 11,7. С помощью огнестрельного оружия в Голландии совершено 2,7 убийства на 1 млн жителей, в Швейцарии — 4,6. С учетом показателя насыщенности оружием — 7%, или 1/14 от показателя для Швейцарии, частота применения огнестрельного оружия в Голландии выше 59%, почти 2/3. То есть принцип «меньше оружия — меньше преступлений» себя не оправдывает.

В Эстонии короткоствольное оружие разрешили в 1992 году, и за период 1992-1999 гг. было зарегистрировано падение преступности на 80%.

В Молдове с момента разрешения произошло падение преступности на 50%.

В Польше после разрешения гражданам покупать и носить пистолеты и револьверы преступность уменьшилась на 34%.

В Прибалтике после аналогичного разрешения преступность уменьшилась на 40%.

В Словении преступность уменьшилась на 50%.

Кстати, число убийств во всех случаях уменьшилось практически одинаково — на 20-22%.

В Канаде с введением жестких ограничений продажи оружия населению преступность резко возросла на 45%, а убийств — на 54%.

В 1996 году правительство Австралии запретило владение огнестрельным оружием. Как следствие, за следующие восемь лет действия закона количество вооруженных нападений выросло более чем вдвое. А вот в Великобритании после запрета в 1997 году владеть огнестрельным оружием за шесть лет количество преступлений, связанных с применением оружия, увеличилось на 77%, в том числе убийств — на 24%, вооруженных ограблений — на 101%, изнасилований — на 105%. В Ирландии после массового разоружения 1974 года количество убийств выросло в пять раз.

В 2002 году ООН поместил Великобританию и Ирландию в верхушку списка наиболее криминализированных из 18 развитых стран мира. За пять лет запретов на огнестрельное оружие количество преступлений с его использованием выросло вдвое — отрицательным эффектом разоружения стало то, что владели им только преступники.

И несколько интересных фактов из показательных по вопросам владения оружием Соединенных Штатов Америки.

  1. Несмотря на жесткое оружейное законодательство, в Великобритании случается в четыре раза больше жестоких преступлений, чем в США.

Только за прошлый год в Великобритании произошло 2,034 жестоких преступлений на 100 тыс. человек. В США этот показатель составил 466.

  1. В США оружие в 80 раз чаще используют для предотвращения преступления, чем для его совершения.

  2. На руках у американцев находится 270 млн. единиц гражданского огнестрельного оружия, а по количеству оружия на душу населения США занимает первое место в мире. На 100 человек там приходится 88,8 единиц оружия. Например, в Йемене эта цифра составляет 54,8, в Швейцарии — 45,7, в Финляндии — 45,3. Но самый высокий коэффициент убийств на душу населения, как ни странно, не в США, а в Гондурасе. На 100 тыс. человек там приходится 91,6 убийств в год, в Сальвадоре — 69,2, в Кот-д’Ивуаре — 56,9, на Ямайке — 52,2, в США — только 4,8.

  3. Согласно статистике ФБР, в штатах, в которых разрешено скрыто носить оружие, уменьшилось количество умышленных убийств (на 8,5%), изнасилований (5%), нападений при отягчающих (на 7%), а также ограблений (3%).

Завершим статистику интересным фактом: в 1982 году в городе Кеннесо, штат Джорджия, было принято законодательная постановление, по которому во всех домовладениях должно быть огнестрельное оружие для самообороны. Количество ограблений домов сразу же уменьшилась на 88%. На сегодняшний день количество насильственных преступлений в этом городе на 85% меньше, чем в среднем по всей стране.

Следовательно, не нужно бояться законного оружия в руках граждан. Законное оружие — это гарантия защиты жизни и здоровья граждан, а также возможность защищать свою страну.

Монополия государства на насилие при упомянутых условиях не оправдывает себя, лишь унижает украинцев. Более того, мировой опыт ярко демонстрирует, что наличие оружия для самозащиты уменьшает работу для правоохранительных органов. А наличие оружия в руках граждан в начале 2014 года могло бы существенно помочь обороне и защите суверенитета, когда добровольцы вооружались арматурой.

Украина нуждается в надлежащем нормативном урегулировании оборота оружия. Приговоры, которые опираются на несуществующий закон, правовой вакуум и противоречие нормам Конституции — все это является юридической составляющей проблемы. Рост преступности и потребность в возможности самозащиты граждан — социальной. И не стоит забывать о морально-этической — недоверии и, фактически, страхе власти перед собственным народом.

Есть ли наработки по этому поводу? Сейчас лучшим примером является упомянутый законопроект 1135-1 «О гражданском оружии и боеприпасах», зарегистрированный в декабре 2014 года. Разрабатывался он сообществом оружейников, подписантами его стали более 30 народных депутатов. И хотя к его тексту есть определенные замечания, доработать их было бы возможно ко второму чтению. Однако, на пятый год войны, несмотря на огромное обращение неучтенного оружия, теракты на улицах, он так и не выносился в зал заседаний. И хотя в парламент направлялись обращения от ряда областных, районных и городских советов с требованием ускорить его рассмотрение, парламент до сих пор оказывает этом бешеное противодействие.

Отсутствие ли это политической воли или совести — вопрос риторический.

Виктор Шендыбило, опубликовано в издании  PLOMIN.CLUB

Перевод: Аргумент