Что важного сказал Порошенко Украине

Петр Порошенко провел пресс-конференцию, посвященную итогам 2014 года. Во время более чем двухчасового общения с журналистами президент был довольно агрессивен, отвечая на вопросы. Несколько раз он подчеркнул, что представители СМИ имеют возможность задавать жесткие вопросы именно благодаря тому, что в Украине — демократия и свобода слова. Всего журналисты успели задать 25 вопросов. Наиболее важное и интересное из ответов президента выделил Hubs.

О мире на Донбассе

Минские договоренности начинают выполняться. У нас есть прогресс в освобождении пленников, достижении режима прекращения огня, обеспечении доступа ОБСЕ.

С 9 декабря, когда был установлен режим артиллерийской тишины, от обстрелов не погиб ни один солдат. Да, мы теряем наших воинов, когда они погибают на растяжках, при столкновениях с диверсионный-разведывательными группами, но режим прекращения огня работает (только сегодня в 7:30 утра артиллерийскому обстрелу подверглись силы украинской армии, расположенные в районе Гнутово под Мариуполем — Hubs).

Впервые с начала боевых действий украинский конвой доставил грузы в школы, дома-интернаты.

Но ключевое условие Минского протокола – перекрытие границ и выведение чужих войск с нашей территории. Тогда наступит мир.

15 января состоится встреча в Астане. Она будет проведена в Нормандском формате, есть уже предварительная договоренность с канцлером Германии Ангелой  Меркель, президентом России Владимиром Путиным, президентом Франции Франсуа Олландом.

О судьбе предприятий, которые перерегистрировались в «ДНР» и «ЛНР»

Украина не будет сотрудничать с теми предприятиями, которые работают с террористами.

О пенсиях и соцвыплатах на территориях, не подконтрольных Украине

Если там нет украинской власти, нет и финансирования.

О военном положении

Оно будет введено после того, как начнутся наступательные военные действия. Я считаю, что военного решения вопроса с Донбассом не существует. Есть только политическое решение конфликта.

Линия разграничения как раз и существует для того, чтобы не было соблазна наступать.

О том, почему украинская армия не освобождает захваченный Донбасс

Сил для наступления у нас на сегодняшний день не хватает. Я, как верховный  главнокомандующий,  имею намного больше информации, чем остальные. Количество российских военных, которые там размещены, техника и вооружение, которыми они оснащены, количество боевиков, которые там стоят… Нельзя к этому легкомысленно относиться. Цена, которая будет заплачена за возможную авантюру, будет очень высокой.

О продаже Roshen

В течение трех месяцев подписано соглашение  с банком Ротшильд. В трастовое управление были переданы все права. Я лишен какого-либо влияния на Roshen. Мне говорили, что было четыре покупателя, переговоры затягиваются, ключевые условия – остановить войну. Если это затянется, я буду вынужден продать Roshen в рассрочку менеджменту.

О давлении на Крым

Нет никакой блокады Крыма. Есть методы, которые обеспечивают защиту Украины от террористических групп. Поезда и автобусы завозили к нам тех людей, которые опасны для Украины.

Мы не собираемся использовать Крым как средство давления. Мы хотим обеспечить безопасность. Уровень досмотра будет высоким, особенно накануне праздников.

Есть в Украине электроэнергия – она может быть и в Крыму. Нет в Украине электроэнергии – то же самое, веерные отключения касаются, в первую очередь, Крыма. Все просто. Это — не политика закручивания гаек.

Об импорте угля и электроэнергии

Сейчас уже мы имеем возможность перетока электроэнергии из России. Мы, наконец-то, имеем возможность покупать уголь.

Я хочу подчеркнуть, что мы будем покупать уголь у госпредприятий. И у тех, что находятся на оккупированных территориях. Мы будем контролировать, чтобы деньги шли на зарплату шахтерам. У нас есть такая возможность.

О вступлении в НАТО

Прямо сейчас, во время пресс-конференции, планирую подписать закон об отказе от внеблокового  статуса. Я планирую реформировать страну, чтобы она отвечала стандартам ЕС и НАТО. Эти стандарты во многом похожи. Когда Украина будет реформирована, на протяжении 5-6 лет, народ страны сам определиться куда идти. Решение о внеблоковом статусе  было ошибкой.